Ялтинско-Бессарабская стратегия

«Ялтинская стратегия», организованная некогда зятем Кучмы Пинчуком, имеет где-то даже юмористическую историю. Начиналась она в Ливадийском дворце, потом в киевском «Мистецькому арсеналі», а ныне стартовала непосредственно на территории Бессарабского рынка в Киеве. Эволюция, однако…

Состав Бессарабской стратегии (сиречь базарной, иначе и не назовешь!) был некогда густой, ныне стал пожиже. Ливадийский дворец посещали тузы: Билл Клинтон, Тони Блэр, Александр Квасьневский, Доминик Стросс-Кан, Герхард Шрёдер и Шимон Перес. Бессарабский рынок посетили,в лучшем случае, десятки, а то и вовсе шестерки.

«Стратегию» сразу объявил Петр Алексеевич Порошенко, президент наш. «Рад приветствовать очередную ежегодную встречу Ялтинской европейской стратегии, где мы обсуждаем влияние нового мира на Украину и изменения, которые он для нас приносит. По моему глубокому убеждению, историческое место Украины – в семье объединенной Европы и трансатлантическом западном альянсе. Наше призвание – стать восточной границей европейской цивилизации, контрибутором европейской и мировой безопасности, двигателем континентальной экономики. Мы будем двигаться к полноправному членству в Евросоюзе и НАТО. Это настоящая гарантия украинской независимости, суверенитета, благополучия и процветания», – сказал Порошенко.

Но в последующих выступлениях и в кулуарных дебатах представители Европы без обиняков объяснили представителям украинского политического бомонда на хорошем дипломатическом языке примерно следующее: не видать вам ни ЕС, ни НАТО.

Для яркого примера приведу спор-диалог между Арсением Яценюком, «европейцем по профессии», и председателем Мюнхенской конференции по безопасности Вольфгангом Ишингером, европейцем по происхождению. Доводы Яценюка ценны тем, что в них нет ни капли правды. Я после каждого завирального утверждения ставил знак «Х», и посмотрите, соотечественники, что получилось.

Яценюк: «Украина – единственная страна на свете, которая сдержала регулярные войска РФ. Мы боремся за нашу независимость и за вашу безопасность» (Х). «Господа, у вас уже проблемы с Россией. Она вмешивалась в ваши выборы (Х). Российские военные летают над вашими самолетами и военными кораблями. Россия скупает журналистов и имеет широкую сеть СМИ, пытаясь подорвать демократию на Западе (Х)…

Россия сбила «Боинг» и развернула кибератаки против членов НАТО (Х)… Россия пытается подорвать работу ООН (Х)… Поэтому в ваших интересах принять Украину. Чем больше вы станете, тем сильнее вы будете. У нас нет времени думать – нужно действовать. Мы готовы сделать альянс более эффективным (Х)».

Ответ Ишингера: «Ключевой вопрос, укрепит ли вступление вашей страны европейскую и мировую безопасность. Главная проблема – это конфликт. Это заставило бы многих членов сказать: если мы принимаем Украину, мы получаем проблему с Россией, и последствия будут неприятными».

Перевожу. Яценюку в лоб сказали: от вас одни неприятности. Но толщина лобовой части черепа бывшего премьер-министра Украины отсекает подобные прямые заявления.

Однако вернемся к речи Порошенко, где прятался главный стержень, на который нанизывались другие слова. Петр Алексе­евич заявил о намерении искать в ООН, найти и создать «международную группу друзей по «деоккупации Крыма».

Любому, кто хотя бы интересуется текущей политикой, сразу придет в голову известный факт: в 2012 году США создали международную группу «Друзья Сирии». Эта группа была создана в противовес России и Китаю, которые наложили вето на осуждающую Дамаск резолюцию в Совбезе ООН.

Вторичность инициативы Порошенко налицо. Зная о судьбе проекта «Друзья Сирии», который благополучно увял после вмешательства России, предсказать судьбу инициативы Порошенко несложно. С той только разницей, что «друзей против России» будет на порядок меньше да и калибром помельче.

Петру Алексеевичу послушать бы хитрована Леонида Даниловича, который прокомментировал «проект» Порошенко в кулуарах: «Мы сегодня понимаем, что просто так Россия не отдаст Крым. Но многое зависит и от нас с вами. Если крымчане смотрят, что у нас происходит, какие баталии идут в высших эшелонах власти, скажите, пожалуйста: есть у них желание бежать к нам?» – спросил Кучма.

Были на «стратегии» и откровенно смешные моменты. Министр иностранных дел Украины Павел Климкин обиделся на результаты опроса, проведенного российской радиостанцией «Эхо Москвы». 58 процентов участников опроса заявили, что побоялись бы встретиться ночью с украинцем.

Опрос априори глупый, да и сама радиостанция не очень умна, но Климкин отреагировал глупее: «Что такого с нами, украинцами, что с нами страшно встретиться в темном тупике?»

А то и страшно, что много объявилось украинцев «по обстоятельствам»: и Климкин украинец, и Аваков, и Гройсман, и Саакашвили.

Вот мы подошли и к Саакашвили. Он написал в своем Face­book: «Мы решили присоединиться к инициативе гражданских активистов и собраться в Киеве 17 октября с тремя требованиями: создание антикоррупционных судов, отмена депутатской неприкосновенности, принятие нового избирательного закона».

А генеральный прокурор Юрий Луценко на той же Ялтинско-Бессарабской стратегии передал Сааккашвили пламенный привет: «Саакашвили не будет арестован по этому делу, Саакашвили не будет экстрадирован из этой страны».

Видимо, революция отменяется, и американский куратор передал Порошенко слова шефа: «Сиди и не рыпайся!» Но он рыпается. Но исключительно на Путина.

Евгений Коротков.

comments powered by HyperComments